david_gor (david_gor) wrote,
david_gor
david_gor

Category:

Если бы ловили.

Предыдущий пост писался вовсе не из кровожадности. Лови его гада, или не лови – всё одно. Украденные персональные данные НАВСЕГДА оказываются в распоряжении злоумышленников. Что с этими данными потом делают злоумышленники уже неважно. Что хотят, то и делают и повлиять на это уже невозможно. Невозможно предотвратить или смягчить последствия кражи персональных данных после того, как будет создана хотя бы одна их копия, контроль над которой утрачен.

Наличие и результаты уголовного процесса такого рода важны и интересны тем, что при подготовке любого подобного процесса обвинение просто вынуждено будет осознать и формализовать последствия этой кражи, т.е. ущерб. Так построен уголовный процесс. Об этом редко кто задумывается, поскольку там, где речь идёт об убийстве или мошенничестве любой человек понимает последствия совершённого преступления. Тяжесть этих последствий для конкретных потерпевших и для общества в целом. Детская порнография, педофилия, терроризм, торговля наркотиками, призывы к межрелигиозной розни – мы знаем что это такое.

Представьте себе, какой-то дурак с чрезвычайным риском для собственной жизни глотает капсулу с какой-то дрянью и пытается пересечь границу. И этого придурка за это подвергают сначала истязаниям и унижениям, чтобы извлечь эту капсулу, а потом ещё и сурово наказывают.

Буквально сто лет назад такое обращение с человеком было бы абсолютно не понято обществом и расценено как бесчеловечность и безнравственность. К сведению, в те далёкие времена героин продавался в аптеках. А сегодня мы понимаем, что так и надо. Потому, что сегодня мы понимаем тяжесть последствий его действий. И будем истязать, унижать и наказывать. Без пощады. Ибо нефиг.

Вторая часть этого балета в том, что расследование уголовного дела, помимо прочего является ещё и исследованием того явления, которое привело к ущербу и прочим последствиям преступления. Иными словами, кроме осознания существа и тяжести последствий, расследуя преступления, мы осознаём также и существо самого явления, послужившего почвой для преступления. Можно уверенно сказать, что судебные эксперты подарили миру не меньше открытий, чем военные конструкторы и прочие изобретатели, работающие на войну.

Потому, что борьба с преступностью – это, по сути, противостояние всего общества тем вызовам и тем угрозам, которые эта преступность создаёт обществу.

Я могу сколько угодно кричать на всех углах о том, что персональные данные являются источником повышенной опасности. Мои утверждения о том, что человек с базой данных опаснее человека с бульдозером не будут восприняты, пока об этом не заговорят прокуроры.

И как только прокуроры об этом заговорят, тут же встанет вопрос о том, как защититься от угроз, которые создаются внедрением и взаимной интеграцией баз данных. Вот тут-то следствие и вынуждено будет заявить о том, что никак. НИКАК.

Скажете, это не входит в обязанности следствия. Да не входит. Равно как в обязанности судмедэкспертов не входило создание противогаза. Но именно благодаря уголовному преследованию отравителей мы имеем формализованные и систематизированные знания о ядах и их свойствах, что и позволило в дальнейшем думать о том, как создать неядовитые спички и что прятать от детей и сумасшедших.

В любой области исследователь самими результатами своих исследований направляет общественную мысль в каком-то рациональном направлении. Расследуя уголовные дела такого порядка, следователь поневоле (или по совместительству) стал бы исследователем того явления, которое эти уголовные дела породило.

А на что ещё надеятся, если никто другой такие исследования не проводит? На сегодняшний день все исследования в этом направлении сводятся к тому, чтобы как можно быстрее внедрять идентификационные системы управления. Последствия этого внедрения практически никого не заботят. Мы не видим опасности лишь потому, что нет соответствующих исследований.

Никому в голову не придёт обустраивать склады со взрывчаткой в центре городов. Потому, что мы знаем последствия, которые могут возникнуть в случае чьей-то халатности или преступного замысла. Даже если у нас нет никаких оснований подозревать кого-то в злом умысле или преступной небрежности, мы не складируем взрывчатку в жилых кварталах. Бережённого Бог бережёт.

А базы данных создаются и интегрируются ударными темпами. И воруются. Уже. И преступления совершаются. Уже. Но расследуется лишь та часть этих преступлений, которая не связана с явлением, создавшим предпосылки их совершения.

Ловят торговцев, ловят тех, кто использует эти данные. И правильно делают. Но никто не возбуждает уголовных дел в отношении тех кто складировал тринитротолуол под фундамент жилой высотки – ловят того, кто бросил непогашенный окурок.
Subscribe

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…