david_gor (david_gor) wrote,
david_gor
david_gor

Category:

Политический хакинг как политтехнология переходного периода.

На каждом этапе делегирования и переделегирования власть может быть узурпирована (уворована) всякими разными деятелями от Президента до постового. Верно заметил кто-то из американских фантастов (не помню, то-ли Хайнлайн, то-ли Шекли), у любого полицейского любой страны реальной власти больше, чем ему дано законом.

Я же хочу обратить внимание на то, что она (власть) никогда сама по себе не меняет хозяина. Иначе говоря, если у меня кто-то украдёт машину, то эта машина не перстанет быть моей, хотя может выйти из моего владения (временно или навсегда).

Ворованное очень быстро обесценивается. Шальная власть (так же, как и шальные деньги) впрок не идёт. Сделаю оговорку – шальная власть может перестать быть шальной, если изменить её статус, т.е. изменить источник власти (переход от Римской республики к имперскому правлению, французская революция, русские революции 1917 г. и т.д.).
Но сегодня происходит то, чего раньше никогда и нигде не было – сменой источника и не пахнет, хотя и возвращением власти хозяину тоже не пахнет.

Происходит следующее. К концу прошлого века напёрсточники от политики накреативили себе такое количество власти, что уже, вроде как, и девать было некуда. Но при этом манёвра у них больше не стало, поскольку власть это такая штука, которую у хозяина можно украсть или выманить обманом, а у того, кто украл можно просто отобрать (и не вякнет ведь - куда ему вору вякать).

Вот и отбирают. И будут дальше отбирать, пока действительно дармоедов из Думы не распустят за нененадобностью. Т.е. пока не заколотят двери Государственной Думы с торжественным баннером «Все ушли в онлайн». Поэтому и все эти напёрсточные креативы (вспомним фильм «День выборов») перестали пользоваться спросом - у народа больше выманивать нечего. Но и у тех, кто до сих пор выманивал тоже ничего не осталось.

Вся власть постепенно сосредотачивается в недрах управленческой машины, задачи которой уже не в том, чтобы прикарманить побольше власти с целью последующего перераспределения, а в том, чтобы запрессовать её за ненадобностью в глубинные аппаратно-программные пласты и управлять обществом, вообще не используя властные институты (кроме аппарата насилия).

Парадоксальность такого вывода понимаю (я бы даже сказал - сам удивляюсь), в связи с чем, отсылаю к самой первой записи в этом журнале http://david-gor.livejournal.com/435.html (тогда я удивлялся ещё больше, но зато был понятнее).

Отсюда и кардинальное изменение политтехнологических схем – они уже не направлены на то, чтобы выскребать из народа остатки власти. Теперь все политтехнологии направлены на то, чтобы не позволить народу реализовывать свою власть самостоятельно. Какая-то вывернутая анархия получается, когда власть не делегируется в целях управления, а просто изымается из оборота и консервируется до лучших времён (навроде того, как углеводороды были в своё время изъяты из естественного оборота и закатаны в каменноугольные и нефтеносные пласты).

Все классические формы анархии сводились к неделегированию власти и максимальной реализации непосредственно владельцами, т.е. народом. Анархия нового типа предполагает единовременное делегирование власти/воли от народа в пользу системы управления, но без последующей реализации. Одним словом, бред полнейший, но за десять лет строительства глобального (или неглобального) информационного общества, ни один из тех, кто уверенно говорил об этой затее не смог мне внятно ответить на простой вопрос - «Кто в этом обществе будет источником власти и как эта власть будет реализовываться?».

Так или иначе, но сегодня любая политическая партия (хоть левые, хоть правые) сделает всё возможное, чтобы без особого риска для себя вернуть власть хозяину (народу) и при этом оставить себе разумные двадцать копеек комиссионных. Только проблема в том, что ничего они вернуть уже не могут. Их ржавый инструментарий не приспособлен для вскрытия брони аппарата управления нового типа. Поэтому они даже не заикаются об отмене таких институтов управления, как «одно окно» или ЕГАИС (вроде как их это не касается).

Для того, чтобы посягать хотя бы на толику власти, её нужно сначала вернуть чиновникам (пока у нас есть ещё чиновники), а уж после этого есть масса инструментов с помощью которых этих чиновников можно было бы прижать к ноктю. Но у какой политической партии сегодня хватит понимания таких простых вещей. Непринято такое понимать. Оттого и рассосались левые и правые по кухням да блогам, а в большой политике никакой политики и не осталась (какая может быть политика без власти).

Завтра чиновников не станет вовсе, а вместо них мы будем иметь многократно возросший и куда более ресурсоёмкий (благо рост производительности труда позволяет содержать всё больше и больше дармоедов) штат персонала, обслуживающего автоматизированную систему управления (которая тоже обойдётся обществу не в две копейки). Вот тогда власть окончательно потеряет форму, позволяющую её реализовать. Приблизительно также как нефть и уголь практически не участвуют в естественном круговороте углерода в природе (почти не разлагаются).

Очевидно, что в этих условиях задача народа, добыть власть из этих залежей и вернуть её в естественный оборот. А уж как её родимую распределить – это дело второе. Прям, Киотский протокол какой-то получается (тоже почему-то наоборот).

Но это дальние перспективы. На ближайшие пять-десять лет даже думать об этом нет смысла. Политтехнологии прошлого заточены под выбивание власти из источника власти, будь-то свержение монархий или узурпация демократической политической системы. Политтехнологии будущего должны отвечать задачам реализации власти непосредственно носителем власти и независимо от того насколько эта власть формализована.

Фактически это должно быть что-то вроде технологии вскрытия/бурения системы управления и добычи власти из руды. Звучит непонятно, потому, что действительно ничего пока непонятно.

Непонятно как система управления, в которой нет должностных лиц, полномочных принимать самостоятельные и ответственные решения будет справляться с нестандартными ситуациями. Пока что система «одного окна» сводится к тому, что в упор не видит нестандартные ситуации. Нету таких (для системы) и точка.

В рамках «одного окна» граждане с чиновниками не общаются вообще – только с операторами, которые обрабатывают стандартные обращения граждан, а нестандартные не обрабатывают. Нестандартные просто накапливаются где-то в стороне от системы управления и загружают судебную систему, если не рассасываются какими-то обходными способами.

Зато решение суда – это уже стандартная ситуация, хотя неисполняемых решений с каждым годом всё больше и больше. Рано или поздно суды вовсе перестанут выносить решения, которые система управления технически не сможет исполнять. Тогда непрерывно сужающийся круг (законодательная, исполнительная, судебная) замкнётся и сольётся в одну жёсткую конструкцию, исключающую и обходные пути, и разрешение вопросов в судебном порядке.

Например, вот хочет записаться группа православных к чиновнику на предмет нежелания иметь счёт в Банке Москвы (получать социальные карты) и участвовать в празднике единого социального учёта, включая пресловутое «одно окно». А им говорят - заполните, мол, стандартный бланк записи к данному чиновнику и подайте через «одно окно». Думаете на этом юмор заканчивается? Ничего подобного. Они пишут в Мэрию, дескать, не хотим через «одно окно», а к чиновнику попасть хотим. Вместо ответа Мэрия переправляет их обращение в систему «одного окна», поскольку иначе попасть на приём ну никак нельзя. Оттуда радостное – ждём с распростёртыми объятиями. Смешно?

Непонятно как такая система будет стандартизировать общественные отношения. Ведь надо же загнать эти отношения в рамки системы управления. Притом, что сама система управления непрерывно расширяется, объединяется и охватывает всё больше и больше сфер общественных (не только государственных) отношений. Устанавливаются турникеты в автобусах, обносятся заборами железнодорожные пути, устанавливается единый на всю страну (!) контроль над оборотом алкогольной, лекарственной, информационной продукции.

И всё это переплетается и соединяется в одну многоуровневую территориально и функционально распределённую единую управленческую сеть. Туда же единый на всю Москву контроль за потреблением и оплатой коммунальных услуг (в реальном, замечу, времени – ибо на то и дистанционно считываемые счётчики, чтобы считывать). Есть у кого-то сомнения, в том, что список будет расширяться?

Файрволы на программном, аппаратном и физическом уровне – вот что такое система управления нового типа. И почти никаких запретов – просто невозможно сделать то, что непредусмотрено системой управления. Невозможно жить без денег. Невозможно легально получать деньги (хоть зарплату, хоть пенсию, хоть любые иные доходы) и не иметь счёта в Банке. Конечно, никто не обязывает гражданина иметь счёт в банке – просто иначе невозможно и точка.

Однако, одними ограничениями обойтись невозможно. Просто любая система управления заботится в первую очередь о мерах обеспечения собственной работоспособности и уж во вторую очередь о реализации прав управляемого населения.

Чтобы легко реализовывалось всё, что предусмотрено системой управления, приходится усложнять до невозможности реализацию всякой непредусмотренной системой «прихоти» гражданина. Прихотями становится всё, о чём не подумали проектировщики архитектуры электронного государства (что это такое спросите у яндекса). Опять круг. Опять наглухо замкнутый.

Что делать? Ответ прост – размыкать круги и взламывать файрволы. Звучит громко, а на самом деле просто рутинная шахтёрская работа по добыче власти. И ничего незаконного. Любое препятствие, которое не установлено законом препятствием являтся не должно и точка. Мне безразличны все эти юродства о соблюдении баланса интересов и прочие глубокомысленные идеи всяких разных Евродиректив. Мне всё равно насколько возрастает нагрузка на систему управления и насколько автоматизированные системы жизнеобеспечения административного организма способны обработать мои «прихоти».

Государство не частная лавочка, из которой меня могут уволить и я не наёмный персонал, чтобы соответствовать критериям гражданина, выработанным какими-то там оптимизаторами. Мне вообще вся эта оптимизация как-то по барабану. Есть закон – я подчиняюсь. Нет закона – делаю что хочу, а всякое препятствие воспринимаю как беззаконие (оно так и есть), а значит, не буду считаться с какими-то там интересами того, кто это беззаконие чинит.

Только так можно поддержать статус и значимость закона, как источника права. Даже если эти законы принимаются в целях совершенствования такой вот бесчеловечной системы управления. Даже если на первых порах такой хакинг лишь способствует совершенствованию этой системы управления. Даже если законы пишутся в недрах административной системы и нет никаких политических инструментов влияния на законотворческие процессы. Только так можно сохранить значение закона в управлении и вернуть закону первоначальный смысл – закон должен содержать формализованную волю источника власти, а не многозначные расплывчатости, позволяющие приспособить людей к системе управления.

Вычистить из законодательства всякого рода двусмысленности и неоднозначности. Надо понимать, что сами по себе законы строящейся системе управления не нужны в принципе, но в этот переходный период она совсем без законов обойтись не может просто потому, что законодательный институт пока ещё не демонтирован. Посмотрите, с каким остервенением правительство билось при принятии закона «О персональных данных» именно за сохранение двусмысленных и расплывчатых норм. Причём внятного объяснения для чего понадобились именно такие формулировки не было, несмотря на настойчивые требования депутатов. Законы пишутся правительством не для того, чтобы их исполнять, а для того, чтобы они не мешали управлять. Зато на стадии исполнения, многозначность законов с лихвой компенсируется жёсткой автоматизацией управленческих процессов.

Посмотрите на депутатский корпус. Это же не политики, а комиссары 20-х годов, которые приходили в село не для того, чтобы управлять и хозяйничать. Им вообще безразлично что будет с селом – у них продразвёрстка. То же самое с чиновниками. Первейший интерес настоящего чиновника – вписаться в систему управления и приспособить её для своего удобства, а самое главное, чтоб законы как можно меньше менялись.

Так и живет здоровое государство – законы меняются, а чиновники с большой неохотой приспосабливаются. Вместо этого мы наблюдаем прямо противоположное. Чиновники дербанят вверенные ведомства и строчат законы с такой скоростью, что сами сказать не могут в каком кресле завтра будут сидеть. А всё потому, что им без разницы и ведомственные интересы и то кресло, которое они занимают – у них тоже продразвёрстка.

О судебной системе вообще молчу. Что можно сказать о Верховном Суде, который всеми силами стремится избавиться от опеки над нижестоящими судами (надзорное производство).

Значит надо вынуждать их уважать закон. Уточнять и формализовывать закон. Добиваться чёткости в законах и гибкости в административной системе. Уверяю вас, это смерть для идеи демонтажа законодательной ветви и консервирования власти. Не получится демонтировать.
Вот такой вот круг задач, а инструментов для их решения практически нет. Политические партии в дауне и будут в дауне, пока им на блюдечке, да на бархатной подушечке не поднесут верноподданные полный набор ключей от всех политических замков и замочков.

Ключики эти надо ещё добыть. Самостоятельно. Голыми руками. Буквально используя подручные средства. Без политической идеи. Без единого скоординированного фронта и цельного замысла. Без всякой системы. Без уверенных шансов на успех. Методом тупого тыка. По уязвимым местам.

И называть эту деятельность я буду именно так «политический хакинг». Не по-русски. Зато понятно. Потому, что те, кто «делает политику» и «думает этими мыслями» совсем русский язык понимать перестали (дошло до того, что прямо в текстах законопроектов путают обязанности с обязательствами и службу с услугами) . Понимали бы – не стали бы связываться. Ибо Россия –это страна, которая смогла почти без необратимого ущерба для себя локализовать, а затем пережевать и выплюнуть смертельную для всякой государственности идею пролетарского интернационала (и множество других экзотических вредностей). А ещё потому, что на русском языке нет цензурных слов, чтобы описать текущие процессы.
Subscribe

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…