david_gor (david_gor) wrote,
david_gor
david_gor

Category:

Система управления и образование.


Для понятности немного горькой лирики

Вне всяких сомнений нынешняя травля государственной системы образования инициирована и педалируется самим государством (!). Тем самым государством, которое всей своей регулирующей мощью препятствовало развитию и приспособлению этой системы образования к изменениям общественных отношений. И более того, тем самым государством, которое не жалело средств и сил на возведение бюрократических, экономических, политических, социальных и даже научных барьеров, препятствующих возникновению сколь ни будь жизнеспособной, дееспособной и конкурентоспособной альтернативы.

Ведь при таком размахе попилов образовательного бюджета не могло получиться так, чтобы хоть какие-то опилочки не перепадали на реальные исследования в этой области. Но, видимо, область так плотно опекалась, что отдельные средства выделялись на недопущение даже случайных исследований, способных «взбаламутить отрасль раньше времени».

Тот, кто хотя бы вскользь знаком с играми вокруг той же монтессори-педагогики в России, знает, с каким жандармским рвением отсекались всякие попытки инициировать отечественные научные исследования, касающиеся этой методики. Мол, признаём мы ваши монтессори-шмонтессори. Мол, это круто, элитно и не для России. Мол, никто вам не мешает заниматься этими монтессорями, но в государственную систему не лезьте даже на уровне инициации исследований. Вопрос-то не в том, хороша или плоха методика. Вопрос в принципиальном недопущении формализованных исследований.

Государство не ставило перед системой образования задач, решение которых требовало бы исследований. Вместо задач была сверхпатерналистская позиция «оградить от чуждого влияния». А проблема выросла из того, что «нечуждого» (с точки зрения государства) влияния тоже не было. Вообще никакого социального или производственного заказа на исследования не было. Только политические заказы.

И вот когда стопа «любимого» образовательного дитяти окончательно и необратимо атрофирована, государство вместе с уродующей колодкой отбрасывает весь свой патернализм и демонстративно ужасается случившейся кривоногости. Да ещё и упрекает в неспособности держать темп в очередном мировом забеге, а заодно ласковым таким взором высматривает, кого бы подходящего удочерить со стороны.

Я не смакую. Будут у меня ещё и светлые посты на эту тему. Ситуация с образованием далеко не безнадёжна. Но это будет не о роли государства. Потому, что государство само в своих сценариях присваивает себе самые негодяйские роли (видимо больше некому эти роли доверить).

Теперь по существу:

Я утверждаю, что существующая система образования пока ещё справляется с образовательными, социальными, воспитательными и общественными задачами. И способна ещё некоторое время вполне сносно тянуть эту лямку. Можно было бы немножечко ослабить государственные регулирующие тиски, в которые эта система зажата, и через поддерживающую терапию дать ей шанс самостоятельно найти точки выхода на жизнеспособный уровень (чуточку меньше контроля, чуточку меньше регулирования, а потом ещё меньше и так далее). А тем временем обеспечить возможность развития всяческих разных альтернатив (в том числе и самых прорывных). И, самое главное, инициировать интенсивные научные и практические исследования. Одним словом, не устраивать никаких революций до выработки приемлемой концепции.

Вместо этого управляющая государством сила выбирает сценарий с фактическим дроблением единой индустриальной образовательной инфраструктуры на мелкие самостоятельные организации.

Чтобы включить принудительно автономизированные образовательные учреждения в рыночные отношения нужно, чтобы эти отношения могли возникнуть. Нужно, чтобы финансовые учреждения были заинтересованы во взаимодействии с образовательными учреждениями.

Иными словами, нужно ослабить ограничения (сиречь, контроль) и/или уменьшить защищённость. Уменьшение контроля немыслимо для существующей системы управления. Снятие экономических иммунитетов и иные меры уменьшения защищённости тоже недопустимы.

Получается, что образовательные учреждения не смогут полноценно вступить в рыночные отношения вовсе не вследствие отсутствия платежеспособного спроса, а потому, что:

- здания, занимаемые школами нельзя перепрофилировать, а значит, эта недвижимость не может служить обеспечением в финансовых отношениях (могут быть другие обеспечительные институты, но нет времени на их создание и внедрение).

- не имея экономических стимулов, банки не выработают критерии оценки эффективности, перспективности и устойчивости образовательных бизнесов. Им никчему определять степень значимости ключевых показателей при оценке образовательных бизнес-проектов, равно как методики обработки этих показателей.

- если банки не начнут создадут критерии оценки и финансовые инструменты с методиками, не будет и специалистов, способных консультировать в этой сфере и разрабатывать новый финансовый инструментарий. Соответственно, инвесторы не смогут адекватно оценить риски в образовательных проектах. Сами инвесторы не будут создавать финансовые инструменты, т.к. это дело банков.

- если инвесторы не смогут адекватно оценивать проекты и риски, то риски и издержки в этом секторе будут расти, а значит, инвесторы будут проходить мимо.

- аналогично и с прочими участниками рыночных отношений от страховых компаний до венчурных фондов;

- пока нет представлений о том, по каким правилам будет идти передел рынка образовательных услуг и кто будет участником этого рынка, перспектива создания СРО тоже весьма туманна.

Таким образом, образовательные оказываются в рыночных условиях без возможности участия в рыночных отношениях (это как связанного на ринг выставить, или нагишом на мороз). Они не могут быть игроками на рынке, т.к. они лишены возможности рисковать, но и вне рынка они быть не могут.

Если немедленно не предпринять каких-либо мер по созданию финансовых инструментов и механизмов саморегулирования то реформа может пойти по пути снятия с государства ответственности и постепенной деградации образовательной отрасли уже не в качестве единой системы, а по-одиночке.

Так монетизируется важнейшая, интегрированная до абсолютной несамостоятельности и плотно опекаемая, отрасль. При этом не создаётся никаких условий для выживания этой отрасли в новых экономических условиях. Только надежда на государственные подачки, т.е. на доброту государевых глаз.

За что?

А вот за то, что более ста лет эта система образования верой и правдой служила всякой политической силе, которая рулила государством. Ведь не комиссары создавали эту систему образования. Корни этой системы в самом начале индустриальных преобразований России. Собственно, из этой системы и выросла вся индустриальная мощь России. И триумф этой системы образования не случайно совпал с торжеством индустриального общества. А теперь эту систему, аки слуг фараона, заживо хоронят вслед за той индустриальной экономикой, которой она служила. Она служила настолько преданно, что больше никому служить не способна.

А ещё за то, что эта система, терпя лишения и издевательства, во все времена продолжала нести всё без остатка бремя задач, которые на неё наваливали к месту и не к месту. И тогда, когда разучивали «Боже Царя храни». И тогда, когда полуголодные учителя мастерили наглядные пособия из подручных средств, а ученики делали домашние задания на обёрточной бумаге. И теперь, когда вместо качественных учебников, школы напичкивают всякими проводами и средствами контроля, а вместо адекватных изменений учебных программ, внедряется всякая псевдорелигиозная ересь вперемешку с сексуальным воспитанием, толерантностью, электронными дневниками и ювенальной юстицией.

Система образования никогда не сопротивлялась системе управления. И портреты вешали, и врагов осуждали, и песенки разучивали, и восторгались самыми извращёнными начинаниями. И исправно учили, учили и учили тому, чему было велено учить. Казалось бы, чего ещё желать. Меняй себе задачи и получай результат.

А дело всё в том, что в течение последних двух десятилетий система управления не ставила перед системой образования никаких других задач, кроме политических. И вместе с тем продолжала держать учителей в ежовых рукавицах и даже хуже. Наращивание средств контроля с одновременным уменьшением возможностей.

О контроле поинтересуйтесь у городских учителей (контроль интенсивнее наращивался в городах). А у сельских учителей спросите о возможностях (больше всего потеряли сельские). В СССР был культ сельского учителя. Чего там говорить, попробовало бы какое ни будь НИИ не ответить на письмо сельского учителя.

На излёте перестройки Советская система образования была на грани фантастической трансформации. Сравните нынешние публикации в «Учительской Газете» и газете «1-е сентября» с публикациями в тех же изданиях перестроечного периода. Система образования пачками генерировала как педагогов-новаторов, так и прорывные педагогические идеи. И множество всякого рода исследований и экспериментальных площадок. Можно даже отследить, что стало с этими новаторами и экспериментальными школами.

Их добил не рынок, ибо не было никакого рынка. Их добил контроль и страх системы управления, которая боялась того, что образование вырвется из рукавиц.

Поговорите с бывшими директорами этих задушенных школ. Они расскажут, как у них отбирали здания и отдавали банкам, как перераспределялось скудеющее финансирование, как разгонялись коллективы, как в бюрократических интригах топились самые лучшие и самые неудобные. Они расскажут, какая бюрократическая и профессиональная травля разворачивалась при попытках организовать обучение вне этой системы образования.

Требования к помещениям, требования к процессу, требования к коллективу, требования к результатам (думаю ясно, что степень жёсткости требований зависела от благорасположения требующего) . Вот этого благорасположения и не было. А были нормативы и санитарно-пожарные всякие прессинги, аттестации и проверки, лицензирование и заказные пиаркомпании, а в некоторых случаях даже уголовные дела (особенно когда на кону были привлекательные здания и помещения). Всё это с молчаливого согласия коллег и профсоюзов.

Я это всё к тому, что эта система образования была покорна настолько слепо и безоглядно, что даже не пыталась защитить то, лучшее, чем смогла разродиться. Защитить то, что обеспечило бы ей будущее. Теперь у неё нет будущего. А государству нужна другая система образования. И государство обязательно выстроит себе новую систему образования. Такую же покорную, если не помешать.

А ещё я к тому, что эта система образования не бесплодна и, может быть, могла бы пустить жизнеспособные ростки, если чуточку ослабить контроль. И дать денег и времени на эволюцию. Просто ослабить контроль и подождать. А тем временем строить что угодно другое на стороне (хоть государственное, хоть частное, а ещё лучше и то и другое).

И я понимаю, что именно этого система управления не допустит. Напротив, контроля будет ещё больше. Потому, что где-то там под корнями всей этой реформы образования закопана главная причина монетизации образования – система образования уже не способна обеспечить государству должный уровень контроля над формированием будущего электората. Повторюсь, все остальные свои задачи система образования вполне ещё способна решать. А приручать и дрессировать уже не может.

Причины этой немощи понятны.

Дети учатся всегда. Способность и стремление к образованию (не только к учёбе) в детях заложена от природы и ничем не вытравляется. Вопрос лишь в том, где и чему они учатся. Система образования не может удержать внимание и доверие детей не только потому, что она утратила монополию. Не только потому, что у детей есть множество альтернативных источников возделывания и самовозделывания (включая всякую информационную и рекламно-пропогандисткую дрянь, которая прёт изо всех щелей).

Дети не хотят учиться в школе потому, что сам образовательный процесс перестал соответствовать изменившимся общественным, производственным и политическим отношениям. Они учатся в других местах. Учатся настолько, насколько им позволяют обстоятельства. И вместо подкрепления и подтверждения они видят расхождения между тем, чему они учатся в других местах и тем, чему их учат в школе.

Как вы хотите убедить ребёнка в том, что ему надо изо дня в день вовремя приходить в школу, если он видит, что папа зарабатывает немаленькие деньги именно потому, что работает, не обращая внимания даже на время суток. И видит, что папа не один такой.

Даже представить невозможно с какой пристальностью и внимательностью дети изучают мир, в котором живут. И какими темпами они учатся отделять полезное от бесполезного.

Как убедить ребёнка в том, что надо решать одинаковые задачи одинаковым для всех способом, если со всех концов и интернетов, включая дворовое общение, он получает сигналы о том, что жизнеспособнее тот, кто находит уникальные решения и занимает никем не занятые ниши. Система образования застряла в индустриальном прошлом настолько, что уже пытается переспорить инстинкт выживания. И кто кого?

Ничего же не получится. Дети, они ж живучие. Они же пытаются приспособиться к тому миру, в котором им предстоит жить, а не к тому прошлому, в котором застряла система образования. А им мешают .

Система образования в попытках угодить системе управления тупо наращивает объём своего влияния на детей (качество влияния нарастить не получается). Бессмысленно увеличивает время занятости ребёнка (типа, чтоб меньше болтался на улице и в интернетах). Вот замаячила двенадцатилетка. Вот она куча каких-то «предметов», которых и в помине нигде нет, кроме как в учебниках и головах тех шизофреников, которые эти предметы изобрели. Вот по школьным коридорам бродит призрак ювенальной бабайки. Электронные все эти дневники с паспортами школьников. Видеонаблюдение, турникеты и тесты на наркотики. Всё это есть, а почему-то главного политического продукта нет. Нет лояльности и контроля. Одно только раздражение и недоверие. Странно да?

Я и сам удивляюсь, откуда в детях столько недоверия к школе. При таких раскладах недоверия, раздражения и отторжения должно быть гораздо больше. Но видимо дети добрее и снисходительнее государства. Они дают системе образования шанс и время на эволюцию. А государство не даёт.

Государство убеждается в том, что система образования не справляется с решением главной политической задачи и привычным движением реформирует всю систему под корень.

Государство пытается компенсировать недостаточность контроля вторжением в те сферы, где ребёнок ещё умудряется учиться без государственного участия. Прежде всего, в семью. Вводит комендантский час для детей. Нагнетает истерию, культивирует в общественном сознании психопатии и фобии во всём, что может относиться к детям. Несмотря на острейший демографический кризис, лишает потенциальных родителей главного стимула к воспроизводству – уверенности в незыблемости связи между детьми и родителями ( а для родителей ребёнок – это навсегда и кто мне скажет, что я преувеличиваю).

Так, чтобы ребёнка со всех сторон окружала атмосфера недоверия и подозрительности.

Так, чтобы родитель растил ребёнка в вечной неуверенности, боязни собственной несостоятельности и ожидании вмешательства.

Так, чтобы в любой ситуации, в которой ребёнок вне государственного контроля, можно было разглядеть угрозу.

Так, чтобы даже нельзя было сходу понять, исходит ли угроза от ребёнка или наоборот что-то угрожает ребёнку. Главное, чтобы по умолчанию угроза усматривалась всегда и до тех пор, пока не доказано обратное. Если не получается так, чтобы ребёнок общался только с проверенными людьми, то хотя бы добиться того, чтобы он не общался с неустановленными людьми.

Так, чтобы всякий, кто посмеет хоть чему-то бесконтрольно научить ребёнка (даже на уровне нескольких фраз или замечаний), рисковал быть обвинённым в самых гнусных гнусностях.

Так, чтобы и сам ребёнок шарахался от всякого неконтролируемого общения.

Так, чтобы до детского комендантского часа сидел и выполнял ворох бессмысленных домашних тестов, а после тоже сидел.

Очевидно, что в условиях такой истерии образовательный голод детей будет восполняться теми, кому плевать на ограничения. Или неадекватными людьми, или же сами знаете кем.

Адекватный человек в этих условиях подойдёт к чужому ребёнку, только предварительно собрав компанию из двух полицаев, ювенального эмиссара и комиссии из РОНО. Особоадекватный и к своему ребёнку не подойдёт без присутствия делегатов общественного наблюдательного совета или хотя бы включённого видеорегистратора.

Мне легко представить, как разнокалиберные чиновники толпами собираются на секретные тренинги в огромных залах и, плотно сжав кулаки, полдня истошно во весь голос визжат - «Мы теряем его!!! Мы теряем его!!! Мы теряем его!!!»...

Так вот - это они про контроль.

Шутки шутками, но всмотритесь при случае в их лица. Откуда иначе может быть выработана такая решимость при такой растерянности. Они действительно теряют контроль. И действительно не знают что делать, но уверенно внедряют одну бессмыслицу за другой. Что я должен думать?

Система образования должна соответствовать системе управления государством. Иначе она не может адекватно выполнять свою главную политическую задачу.

Постепенно, исподволь и незаметно бюрократическая система управления трансформировалась во что-то другое. А индустриальная система образования при этом старательно и жёстко консервировалась и оберегалась от изменений. Потому, что у системы управления тоже есть инстинкт самосохранения. Если бы системе образования было позволено решать сторонние задачи и самостоятельно трансформироваться, то пострадало бы качество решения главной политической задачи.

И даже больше. Если бы система образования нашла стороннего заказчика, то она и вовсе могла утратить интерес к решению главной политической задачи. Возникли бы вопросы. Появились бы механизмы защиты интересов обучающегося, а также прочие всякие неудобства. Системе управления нужна была безропотная система образования, привыкшая молча внедрять всё, что прикажут.

Далее тезисно:

1. Эффективность системы образования находится в прямой зависимости от соответствия этой системы типу и характеру сложившихся общественных и производственных отношений. Каковы отношения, таковым должно быть и образование, обеспечивающее устойчивость этих отношений.

Иначе утрачивается роль, смысл и значение системы образования. Строго говоря, иначе система образования и не нужна в качестве таковой, а нужна совокупность отдельных не соотносящихся друг с другом образовательных учреждений разного уровня от начального до высшего (научные, отраслевые, цеховые, военные, религиозные и т.д.).

2. Вместе с тем система образования должна соответствовать системе управления. Какова система управления, таковы и способы решения главной политической задачи, которую эта система управления ставит перед системой образования. Иначе система образования теряет политический смысл и значение. Утрата политических смыслов – это верное отторжение и выпадение за грань интересов системы управления.

Это относится не только к образованию. Утрата политических смыслов для любого сектора общественных отношений чревата выпадением на периферию всех сфер влияния и потерей позиций на всех прочих секторах. Потому-то развитие каждого сектора общественных отношений в такой жёсткой зависимости от наполнения политическими смыслами.

Системе управления не нужна система образования, которая не решает политических задач, поскольку все остальные задачи вполне успешно могут быть решены без вмешательства системы управления. В этом случае система образования будет отдана на откуп другим институтам и секторам (отраслевым, производственным, религиозным, военным и т.д.).

Иными словами, несоответствие системы образования системе управления приводит к тем же последствиям, как не соответствие системы образования типу и характеру общественных отношений.

3. Индустриальная система образования давала наилучшие плоды в условиях индустриальных производственных и общественных отношений, управляемых индустриальной бюрократической политической системой.

4. Разрушение индустриальной производственной инфраструктуры обеспечило революционную трансформацию индустриальной бюрократической системы управления во что-то принципиально иное. И в то же время привело к тому, что система образования потеряла часть смыслового наполнения.

Деградация системы образования вызвана не отсутствием финансирования, не кадровым голодом, не утратой спроса на образование. Деградация вызвана минимизацией индустриальных задач, для решения которых эта система была приспособлена наилучшим образом.

5. Фактически из триады систем (управление +образование + производство) в течение двух десятилетий высокую актуальность сохраняли только две составляющие (управление + образование). Соответственно единственной актуализированной на всю мощь задачей для системы образования оставалась политическая задача.

Система образования не трансформировалась вслед за изменениями системы общественных и производственных отношений ввиду малой актуальности задач, генерируемых этой системой.

6. По мере трансформации системы управления, менялись характер и постановка главной политической задачи, с решением которой законсервированная система образования уже не справлялась. Несоответствие системы образования системе управления привело к тому, что система образования постепенно утратила способность решать главную политическую задачу.

7. Будучи локомотивом всех этих революционных процессов, трансформировавшаяся система управления постепенно приводит общественные и производственные отношения в соответствие с нуждами системы управления. Тотальный точечный контроль, непрерывная регистрация и детализация всех значимых действий, обеспечение физической невозможности совершения нежелательных действий, фактическое (на уровне возможностей) упразднение презумпции невиновности и права не свидетельствовать против себя, техническое и административное вмешательство в частную жизнь, интенсификация средств контроля хозяйствующих субъектов, а также многое другое.

В результате растёт актуализация общественных и производственных задач, которые ставятся перед системой образования. Однако система образования принципиально не соответствует уже всей изменившейся общественно-политической формации.

Лишней в триаде оказалась устаревшая система образования.

8. Нужна новая система образования.

И кто после всего этого возьмётся меня убеждать в том, что заказчиком образования должно быть государство, а не семья?

Ну и ещё раз ссылки из моего журнала по образовательной теме.

Классно-урочная система
Недостатки классно – урочной системы.
о мотивации в рамках классно-урочной системы
О необходимости исследований в области поиска путей реконструкции образовательной системы

Разновозрастное образование.
Недостатки разновозрастных систем.
Разбор критики разновозрастных систем образования.
здесь и
здесь .

Об адаптации ребёнка к образовательной методике.
О провокации интереса и подавлении воли.

О спорах вокруг образовательной реформы здесь и здесь
О Конференции ММА

10 неизбежных преобразований системы образования

Об иерархиях здесь , здесь , здесь и здесь
О социальном взаимодействии здесь и здесь
о невежестве
Subscribe

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • Альтердемагогия о национализме.

    По плану вроде как об Украине надо было ещё за два текста до текущего. Но не решаюсь. Каркать не хочу. И сам не знаю чего жду и на что надеюсь. Так…

  • Ещё об ориентирах.

    Начну с новостей: За выходные появились первые документы по ситуации с Украиной. РФ передала США свой план по Украине: федерализация,…

  • К вопросу о революции.

    (забегая вперёд) Вот пографоманил чуточку и добыл себе пищу для размышлений . За последние два дня в моём журнале появилось несколько…